Подборка восточно-азиатского эротического кино

Малика Куанышева вновь подготовила для нас подборку эротического кино. На этот раз фильмы связаны не только эросом, но и общим регионом – Восточной Азией. Она вкратце рассказала о произведениях, традициях, этике и других интересных фактах.

Цензура издавна играла большую роль в кинематографе. Только где-то к 60-м годам режиссеры стали проявлять больше творческой свободы. В США авторов пытались сдерживать Кодексом Хейса (этический свод правил в кинематографе), но безуспешно. Тем временем во Франции начались революция и сексуальная либерализация. В Китае киноиндустрия была под контролем SARFT (орган власти). Нарушение правил каралось огромными штрафами и запретами на съемки. Японцы, начиная с периода Эдо, относились к сексу и порнографии весьма свободно, хотя ограничения все же имелись. Пользуясь резьбой по дереву, японские художники изображали театры Кабуки, обнаженных мужчин и женщин (сюнга).

Слепое чудовище (Япония, 1969 г.)
реж. Ясудзо Масумура

Слепой скульптор Мичио похищает модель по имени Аки и запирает ее в своей студии. Для него она словно муза. Спустя какое-то время ребята влюбляются друг в друга, теряя контакт с внешним миром. Аки и Мичио погружаются в эротические садомазохистские глубины удовольствия и боли.

Пинку-эйга – японское эротическое кино 70-х и 80-х годов. Этот артхаусный жанр хорошо показывает опасность обсессии и сопутствующего ей безумия. Почти весь фильм снят в одной клаустрофобной локации – студии скульптора. Она довольно маленькая и украшена различными формами в виде частей женского тела. С тем, что выхода нет, нужно просто смириться. Это эротическое кино тесно связано с психологией и разными теориями. Например, в нем есть множество отсылок к фрейдизму и Эдипову комплексу. Он идеально подойдет тем, кто хочет познакомиться с жанром. По сравнению с другими похожими работами, в нем не так много гротеска и жестокости.

Рука (сегмент из фильма “Эрос”) (Гонконг, 2003 г.)
реж. Вонг Кар Вай

“Эрос” – сборник трех коротких метров, снятых Вонгом Кар Ваем, Стивеном Содербергом и Микеланджело Антониони. Считаю, что открывающий 50-минутный сегмент Кар Вая спас фильм от полного провала. “Рука” – одинокий и темный мир режиссера. Это трагичная история портного, который влюбляется в свою клиентку, партизанку, после того как снимает ее мерки. Мы наблюдаем за падением главной героини и видим, как все, кроме портного, отворачиваются от нее.

С первых минут в глаза бросаются авторские “фишки” Кар Вая: приглушенный/“томный” свет, мужчины в состоянии сильного аффекта от женщин, оконные ракурсы, музыкальные хиты 40-х. Рука – олицетворение источника страсти, стимула работать усерднее.

Похоронная процессия роз (Япония, 1969 г.)
реж. Тосио Мацумото

В “Похоронной процессии роз” Тосио Мацумото комбинирует авангардное кино и документалистику, чтобы показать сцену токийских андеграундных гей-баров послевоенного времени. В центре истории – трансвестит и дрэг-квин по имени Эдди. Она работает в токийском гей-клубе, является одной из любимиц основателя. Это создает нездоровую конкуренцию между ней и коллегами.

Через повествование мы знакомимся с культурой гомосексуализма в Токио 60-х годов. Мацумото рассматривает обманчивое представление о себе и субъективную пустоту через призму кросс-дрессинга и гомосексуализма. Помимо нестандартного монтажа, в фильме множество сходств с кино французской новой волны: джамп-каты, ПОВ, ломка четвертой стены. Даже съемки проходили при натуральном освещении, а не в студии. “Похоронная процессия роз” – культовый представитель японской новой волны. Он оказал огромное влияние на разных западных режиссеров, в том числе на Гаса Ван Сента и Стэнли Кубрика.

Печальная Белладонна
реж. Эйити Ямамото (Япония, 1973 г.)

Барон маленькой деревни насилует молодую девушку Жанну в ту же ночь, когда она обручается со своим будущим супругом. После такой трагедии мы наблюдаем трансформацию главной героини, ее реванш/месть власти с использованием магии и прочего колдовства.

Этот уникальный анимационный фильм прекрасно передает эмоции и атмосферу через цвета и психоделику. Ямамото передает трагическую историю через абстрактную визуальную форму. Несмотря на сексуальный подтекст, фильм создан не с целью возбудить. Режиссер избегает откровенности через символику и динамичную графику.

Жажда (Южная Корея, 2009 г.)
реж. Пак Чхан Ук

Католический священник Сан Хен летит в Африку в качестве волонтера. Он хочет помочь в исследовании новой вакцины против смертельного вируса. К сожалению, эксперимент проваливается, и парню переливают кровь в надежде спасти его жизнь. Он выживает, возвращается домой, но позже с ним начинают происходить пугающие вещи. У него завязывается интрига с одной женщиной, и мы наблюдаем за тем, как раскрывается история. Похоть Сан Хена внезапно пробуждается страстью, от которой он бежал всю жизнь. У него развиваются как сексуальные, так и жестокие побуждения.

В “Жажде” нарратив демонстрирует последствия убийств и манипуляций. Это делает фильм уникальным южнокорейским эротическим триллером. Пак Чхан Ук исследует дихотомию людских эмоций, которые всегда сопровождаются греховным поведением. Показано все это через вампирскую эстетику.

Империя страсти (Япония, 1978 г.)
реж. Нагиса Осима

Нагиса Осима снял “Империю страсти” через два года после сенсационной эротической драмы “Империя чувств”. Главная героиня по имени Сэки живет в маленькой японской деревушке с мужем Гисабуро и двумя детьми. Муж работает рикшей, поэтому дома появляется редко. Пока Сэки сидит дома, компанию ей составляет солдат Тойоджи. В один из дней он ее соблазняет, и у них завязывается тайный роман. Спустя некоторое время, любовники договариваются, убивают Гисабуро и выбрасывают его тело в старый колодец. В фильме мы наблюдаем за ужасами, которые преследуют пару.

Осима создает нервирующую, леденящую душу атмосферу. Он затягивает зрителей в нарастающее яростное безумие персонажей.

Бунтари неонового бога (Тайвань, 1993 г.)
реж. Цай Минлян

Юноша Сяокан бросает школу, бежит из дома и направляется к ярким огням Тайбэя. Он следует по пятам за начинающим преступником Ацзе и его другом Абином. Их отношения – запутанная смесь поклонения героям и соперничества. Неопределенность приводит ребят к большим неприятностям.

“Бунтари неонового бога” – высокоэстетичная картина о мире, наполненном молодым духом, изувеченным шрамами меланхолии и болью. Это портрет бунтарской молодежи того времени, жестокого юного поколения, лишенного амбиций и изолированного от общества.

Интимный дневник (Записки у изголовья) (1996 г.)
реж. Питер Гринуэй

Отец девочки по имени Нагико – достойный каллиграф. Он всегда расписывал свои пожелания на день рождения дочери по ее телу. Когда Нагико исполняется 28, она обнаруживает мощную связь между каллиграфией, человеческой плотью, поэзией и сексуальностью. Обсессия девушки связана с двумя старинными японскими практиками. Первая – искусство татуировки “ирэдзуми”, вторая – древняя традиция, в которой реализм уступает место стилю. В пейзажах выделяются реалистичные детали, а поверх наносятся подписи или ярко-красные отметки художника. Написать стихотворение на теле – то же самое, что на пейзаже: напряжение создают слова и образ.

“Интимный дневник” – уникальное эротическое кино, где ломаются границы классического визуального сторителлинга. Оно ставит под сомнение существующие методы интерпретации, лишая их причинно-следственной связи, линейности, пространственной и временной непрерывности.

Похожее